Апанасенко Г.Л.
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [18]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 131
Banners
Rambler's Top100
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Главная » Статьи » Мои статьи

Валеология: ещё раз о теории и практике
Теория. К сожалению, последние публикации свидетельствуют о том, что до сего времени не сложилось чётких представлений: что такое валеология – «интегративная научная область» [11] или самостоятельная наука. И в чём сущность валеологии, что она исследует, в чём заключаются основные технологии – до сих пор остаётся предметом дискуссий. На VI-м международном научном конгрессе валеологов, состоявшемся в мае 2011 г., научный руководитель конгресса проф. В Колбанов провозгласил [11, с.3]: «Конкретизирована сущность валеологии, заложенная в её латинском названии – учение о здравствовании. Именно глагол «здравствую», а не существительное «здоровье» расставил акценты». И в следующем абзаце утверждается : «Валеология – это интегративная наука о путях и способах формирования, сохранения и укрепления индивидуального здоровья человека. Объект валеологии – здоровье человека, а предмет – условия, пути и способы здравотворчества». По нашему мнению, здесь один из основоположников валеологии делает серьёзную методологическую ошибку. Именно В.Колбанову принадлежит утверждение, с которым мы целиком и полностью согласны: валеология – это метанаука, т.е. наука с многими предметами исследования. Определение валеологии как науки о здоровье (а именно так её определил основоположник И.И.Брехман) является очень общим, в ней можно (и нужно!) выделить несколько предметов исследования: 1) механизмы здоровья, возможности управления этими механизмами; 2) закономерности вовлечения личности в процесс собственного здравостроительства; 3) реализация психического потенциала индивида. Таким образом вполне оправданным является разделение метанауки валеологии по предмету исследования - на медицинскую, педагогическую и психовалеологию. Перечень предметов исследования не ограничивается приведенным списком. Вполне вероятно появление новых предметов исследования, имеющих прямое отношение к здоровью человека. Уже заявила о себе «эниология» (закономерности энергоинформационного обмена организма и окружающей среды), претендует на появление «этновалеология» (В.П.Казначеев) и др. Утверждать, что «расчленение валеологии» на указанные разделы единой метанауки приведёт к её катастрофе – по нашему мнению - ошибка. О том, что это утверждение ошибочно, свидетельствуют и различия в технологиях, используемых на практике. Если медицинская валеология использует преимущественно клинико-физиологические критерии и методики для диагностики уровня здоровья, его прогнозирования, а также укрепления здоровья, то педагогическая валеология оперирует богатым арсеналом образовательных и воспитательных средств. В «обойме» технологий психовалеологии – различного рода психотехники, направленные на раскрытие и реализацию психического потенциала индивида. Совершенно очевидно, что объектом приложения усилий валеологии как науки (для всех её разделов) является человек во всём многообразии его бытия, а не «условия, пути и способы здравотворчества». Цель этих усилий: человек должен быть здоровым, социально активным, жить долго и мог себя реализовать как личность. И решение этой проблемы осуществляется различными направлениями валеологической науки. Мы поставили на первое место медицинскую валеологию не потому, что она является самым важным разделом валеологии, а в связи с тем, что она «рождена» врачами, убедившимися в ущербности существующей парадигмы здравоохранения. К тому же термин «индивидуальное здоровье» является сугубо медико-социальной категорией. И развитие многих аспектов валеологии обусловлено именно этим. Но по своей значимости для сохранения и укрепления здоровья человека необходимо, вероятно, отдать приоритет педагогической валеологии, ибо «валеологическая образованность» индивида, его представления о том, что для здоровья хорошо и что плохо, как нужно строить свою жизнь, чтобы прожить долго и в здоровье, в конечном итоге, имеют намного большее значение, чем использование чисто медицинских и иных технологий. Да и масштабность охвата технологиями педагогической валеологии (образование и воспитание) не сравнима с медицинской валеологией – ведь это всё население. Чрезвычайно запутана проблема «компонентов» здоровья. В.Колбанов [11] выделяет нравственный, физический, психический, соматический, репродуктивный и социальный компоненты здоровья. Ю.К Бахтин [5] идёт ещё дальше, добавляя к перечисленным «психолого-коммуникативный» и «аморбидный (медико-профилактический)» компоненты здоровья. Насколько правомерно выделение всех этих компонентов? С позиций валеологии человек представляет собой единую систему, состоящую из трёх иерархических уровней: духовного, психического и телесного. Поэтому, если говорить о компонентах здоровья, следует выделять соответственно духовный, психический (душевный) и соматический (физический) компоненты. Все остальные компоненты являются частью перечисленных. При этом духовность – вершина иерархии системы. То, что происходит на низших уровнях организации человека – психическом и телесном – целиком определяется состоянием духовной сферы. Здесь, конечно, валеология ничего нового не открыла: все древние философские и религиозные учения стоят на этих же позициях. Но она впервые использовала этот подход для решения проблем индивидуального здоровья. Следует отметить, что духовность (термин, который «настораживает» В.Колбанова) в валеологии трактуется не в религиозном смысле, а в светском. Под духовностью мы (вместе с И.А.Гундаровым) понимаем особую деятельность сознания, направленную на постижение смысла жизни и своего места в ней, на определение критериев добра и зла для оценки людей и событий. Если человек понимает, для чего он пришёл в этот мир и задумывается над тем, что он оставит после себя, то его можно назвать духовно здоровым. Духовно благополучными считаются жизнь и действия, соответствующие общечеловеческим нормам нравственности, закреплённым народной мудростью в религиозных заповедях. Они предназначены для поиска оптимальных форм существования и развития человека и общества. Противоположные мотивы относятся к сфере духовного неблагополучия (с точки зрения религии - «греховности»). Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что физическая жизнеспособность населения зависит не только от условий бытия (материальных факторов), но и от нравственной атмосферы и эмоционального состояния общества (духовных и душевных факторов). Проблемой духовности наука никогда не занималась. И «измерить» её невозможно. Но суммарную величину духовного неблагополучия характеризует общая преступность. Для изучения связи показателей «ущербной» духовности было проведено исследование на материале российской и украинской статистики [10]. Обнаружено тесное совпадение между динамикой нравственного и физического неблагополучия. Степень корреляции обеих траекторий достигала 0,85. Всякое повышение или снижение преступности сопровождалось повышением или снижением смертности. Подобная по характеру связь обнаружена и между динамикой самоубийств и смертности. В обоих случаях каждая из группы причин не могла вызывать другую. Значит, существовал какой-то скрытый агент, который формировал общую единую предрасположенность к преступлениям, убийствам, самоубийствам и болезням. Ни один из известных медицинских, экологических, геофизических или иных факторов не повторял представленной траектории. Вероятнее всего, в роли скрытой причины выступало нравственно-эмоциональное состояние общества («ущербная» духовность). Изложенные материалы служат достаточным основанием для выдвижения гипотезы о значении духовного неблагополучия как фактора риска преждевременной смерти. И это есть область интересов медицинской валеологии. Из всего изложенного следует, что при прочих равных условиях улучшение (ухудшение) нравственно-эмоционального состояния общества сопровождается соответствующим изменением демографической ситуации. Даже если сделать жителей постсоветского пространства в 10 раз богаче, сохранив при этом нынешнюю социальную атмосферу (эгоизм, резкое расслоение на богатых и бедных, неуверенность в завтрашнем дне и пр.), то трудно ожидать преодоления демографического кризиса. Отдельно следует рассмотреть так называемый «социальный» компонент здоровья, который, кстати, фигурирует и в известной дефиниции здоровья ВОЗ. Вполне очевидно, что в иерархической системе Человек отсутствует соответствующий уровень иерархии. Социализация личности, возможности её реализации, успех в жизни и т.п. зависят от результативности функционирования всех уровней обсуждаемой иерархической системы. Таким образом, то, что понимается под термином «социальное здоровье», есть проявление здоровья. Проявлением здоровья можно считать и физическое состояние, и способность выжить в экстремальных или неблагоприятных условиях, способность к эффективной репродуктивной функции и т.п. То есть: реализация всех биологических и социальных функций человека – есть проявления здоровья. По одной простой причине: всё перечисленное является результатом деятельности всех иерархических уровней системы Человек. Особо следует остановиться на дефиниции здоровья. Дефиниция здоровья должна отвечать, как минимум, двум требованиям: 1) основываться на сущности индивидуального здоровья, и 2) быть операциональной. Авторы различных дефиниций здоровья (а их более 150) используют множество критериев, характеризующих, с их точки зрения, сущность здоровья. Это и "благополучие” [ВОЗ, 1947, 1998], и "оптимальное функционирование организма” [13], "полнокровное существование человека” [12], "равновесие между индивидом и окружающей средой” [15] и мн. др. Следовательно, конкретизация сущности индивидуального здоровья - основная методологическая проблема учения о здоровье. Мы полагаем, что в основе здоровья индивида - феномен жизни, или жизнеспособность [1], обеспечиваемая типовыми специализированными структурами. Эти структуры имеют способность к самоорганизации - саморегулированию, самовосстановлению, самообновлению, а также саморазвитию и самовоспроизведению. Это и есть биологическая сущность здоровья. Она может быть описана различными сторонами процесса самоорганизации биосистемы - реакциями гомеостаза, адаптации, реактивности, резистентности, репарации, регенерации, биоритмами и т.д., а также процессом онтогенеза. Каждая из этих реакций, интегрируясь с другими, имеет характер процесса, определяющего состояние биосистемы. Таким образом, здоровье – это состояние, обусловленное множеством взаимосвязанных процессов. В то же время здоровье - категория не только медико-биологическая, но и социальная. Выполнение индивидом своих биологических и социальных функций можно трактовать, как указано выше, как проявления здоровья. Чем выше способность индивида реализовать свои биологические и социальные функции, тем выше уровень его здоровья. От соответствия жизненных установок, притязаний индивида и проявлений здоровья формируется та или иная степень субъективного ощущения благополучия - физического, душевного и социального. Это субъективное ощущение благополучия лежит в основе качества жизни индивида. Теперь об операциональности. Дефиниция индивидуального здоровья должна носить операциональный характер, т.е. иметь научно необходимое условие перевода общего абстрактного суждения в точно отграниченные реалии, которые могут быть воспроизводимо идентифицированы. Такое определение должно содержать правила, описывающие способ, каким может быть стандартно охарактеризовано состояние объекта [9]. С этой точки зрения наиболее распространённое определение здоровья ВОЗ, в котором ключевым является термин «благополучие», не отвечает требованиям операциональности, ибо его невозможно идентифицировать (наиболее «благополучными» по своему мироощущению являются больные сифилисом в 3-й стадии; об этом писал ещё В.Вересаев в своих «Записках врача»). То же можно сказать и об остальных 150 опеределениях здоровья. Если же взять за основу дефиниции здоровья его проявления, то здесь ситуация совершенно иная. К примеру, самой короткой и информативной является дефиниция индивидуального здоровья, которое можно идентифицировать как состояние, обеспечивающее выполенение индивидом своих биологических (выживание-сохранение особи и репродукция-сохранение вида) и социальных функций. Чем выше проявление этих функций (а их можно характеризовать и количественно), тем выше уровень здоровья. Если же полностью раскрыть механизмы здоровья, то определение может выглядить следующим образом: «Индивидуальное здоровье - динамическое состояние, которое определяется резервами механизмов самоорганизации (устойчивостью к воздействию различных факторов и способностью компенсировать патологический процесс), характеризуется энергетическим, пластическим и информационным обеспечением процессов самоорганизации, а также является основой проявления биологических (выживаемость - сохранение особи, репродукция - продолжение рода) и социальных функций». При подобном подходе мы вправе выделить индивидуальное здоровье в самостоятельную медико-социальную категорию, которая может и должна быть охарактеризована прямыми показателями. Приведенная дефиниция является операциональной, так как имеет вполне идентифицируемые критерии (механизмы самоорганизации; энергетические, пластические и информационные резервы их обеспечения; проявления здоровья). Важно также отметить, что в данном определении отражены и социальные аспекты индивидуального здоровья (его проявления в виде реализации социальных функций), без которых любая дефиниция здоровья будет неполной. Практика. Важнейшей проблемой для практической деятельности валеолога является оценка уровня (диагностика) здоровья: с этого начинается любая работа по сохранению и укреплению здоровья. В то же время очевидно отсутствие единой точки зрения на проблему сущности индивидуального здоровья. В результате, как писал Р.Долл [15], "…несмотря на многие попытки измерить здоровье, не было предложено ни одной шкалы, которая имела бы в этом плане практическую ценность, и критерии положительного здоровья остаются такой же иллюзией, как измерение счастья, красоты и любви”. По этой причине множество попыток обоснования методик «валеометрии» обречены на неуспех. Разработанные нами теоретические основы теории индивидуального здоровья позволяют решить эту проблему. К настоящему времени выделяют три типа диагностических моделей: нозологическая диагностика, донозологическая диагностика и диагностика здоровья по прямым показателям. Нозологическая диагностика ставит своей задачей установление характера заболевания (в соответствии с Международной классификацией болезней), а донозологическая - определение стадии адаптационного процесса на пути от здоровья к болезни [4]. Но для «управления» здоровьем необходимо иметь его характеристику, выраженную в прямых показателях. Рассматривать индивидуальное здоровье в отрыве от целостного человека (по органам и системам) неправомерно. Здоровый человек - это не обязательно тот человек, у которого все органы и системы не имеют отклонений от "нормы", а тот, который имеет возможность без ограничений выполнять свои биологические и социальные функции. Совершенно очевидно, что в качестве показателей, количественно характеризующих уровень индивидуального здоровья, могут использоваться только те, которые связаны с его сущностными характеристиками. К ним относятся показатели, в той или иной степени отражающие деятельность механизмов самоорганизации живой системы - адаптации, гомеостаза, реактивности и т. д. В качестве показателей уровня здоровья предпочтительнее использовать характеристики проявлений здоровья, так как они отражают результат деятельности всей сложнейшей функциональной системы - Человек. Теоретически возможно построение диагностической модели, основанной на характеристике всех проявлений здоровья, но это будет сложная и неудобная для практического применения модель. Очевидно, следует остановиться на одной, но основополагающей функции, с угасанием которой невозможно выполнение и других. Этой функцией является функция выживания, то есть жизнеспособность. Этому требованию отвечают две модели диагностики уровня здоровья по прямым показателям: определение биологического возраста и оценка энергопотенциала (резервов биоэнергетики) на организменном уровне. Обе они характеризуют биологическую функцию выживания – одно из основных проявлений здоровья. Для определения биологического возраста используются "батареи " тестов различной степени сложности. Они хорошо отражены в литературе. При этом, чем проще «батарея», тем менее точны результаты исследования биологического возраста. Нами разработана методика оценки уровня здоровья по энергопотенциалу биосистемы. В её основу легли следующие положения. Главенствующую роль в эволюции жизни на Земле играют процессы, направленные на повышение эффективности использования энергии. Установлено, что прогрессивная эволюция живого мира связана с усилением внутриклеточного энергообразования, иными словами – совершенствования функции митохондрий. Было показано, что интенсивность дыхания (количество энергопродукции за счет потребления кислорода) возрастает по мере усложнения организации животного мира. Это показывает, что имеет место явная биоэнергетическая направленность эволюционного прогресса организмов (подробно см. [1]). Становится очевидным, что основное условие существования всего живого на Земле - возможность поглощать энергию из внешней среды, аккумулировать ее и использовать для осуществления процессов жизнедеятельности. Чем выше доступные для использования резервы биоэнергетики, тем организм жизнеспособнее. Способность мобилизовать ресурсы органов, систем, всего организма - первое условие срочного его приспособления к воздействию экстремальных факторов. И чем больше образование энергии на единицу массы организма, тем эффективнее осуществляется биологическая функция. Способность увеличивать при необходимости поглощение кислорода определяет тот резерв энергии, который может быть использован для интенсификации процессов жизнедеятельности. Чем больше эта способность, тем организм жизнеспособнее. Таким образом, проблема измерения степени жизнеспособности, иными словами уровня соматического здоровья, упирается в проблему оценки мощности и эффективности аэробного энергообразования. Многочисленными исследованиями доказано, что аэробная способность (способность поглощать кислород) - показатель, характеризующий устойчивость организма к самым различным факторам - от гипоксии и кровопотери до радиоактивного излучения [8 и др.]. Нами была создана система экспресс-оценки уровня соматического здоровья, основанная на наличии физиологической закономерности - связи между уровнем развития аэробных способностей, с одной стороны, физиологическими резервами и степенью экономизации функций, с другой [1]. При определении информативной ценности наиболее распространенных методов количественной оценки индивидуального здоровья, разработанных с учётом сущности индивидуального здоровья (Р.М.Баевского, Л.Х.Гаркави с соавт., К.Купера, И.А.Гундарова и др., Г.Л.Апанасенко) было установлено, что наибольшей диагностической эффективностью обладает метод оценки энергопотенциала биосистемы по Г.Л.Апанасенко (чувствительность – 98%, специфичность – 40%). Низкая с точки зрения теории тестов специфичность метода обусловлена тем, что в качестве референтного теста авторы [6] использовали манифестацию патологического процесса (в том числе - хронический холецистит в стадии ремиссии), а не устойчивость организма к патогенному фактору. Таким образом, оценивается лишь одно из проявлений здоровья - биологическая функция выживания. Однако, следует полагать, что уровень соматического здоровья - результирующая взаимодействия всех уровней иерархии в организации человека - духовного, душевного и физического. Ибо отклонения в духовности ("для чего я пришел в этот мир?”) или психической сфере (психосоматические корреляции) всегда скажутся на состоянии сомы. Результаты массовых исследований позволили выделить 5 уровней здоровья, которые характеризуются различной степенью распространенности факторов риска и латентных форм хронических соматических заболеваний [2]. Анализ результатов популяционных исследований позволил впервые описать феномен "безопасного уровня” здоровья (IV-V уровни) и дать ему количественную характеристику [1, 3]. В "безопасной зоне” здоровья практически не регистрируются эндогенные факторы риска, манифестированные формы хронических неинфекционных заболеваний, низок риск смерти от них. Годом позже наличие феномена "безопасного уровня” здоровья подтверждено американскими исследователями [14]. При выходе индивида из "безопасной зоны” здоровья проявляется феномен "саморазвития” патологического процесса без изменения силы действующих факторов (условий существования): вначале формируются эндогенные факторы риска, развивается патологический процесс и происходит его манифестация в виде конкретной нозологической формы. Описаны механизмы развития этого феномена [3]. Феномен "безопасного уровня” здоровья позволяет выявить непосредственную причину развития эпидемии хронических неинфекционных заболеваний, возникшей во второй половине прошлого века. Эта причина заключается в выходе энергопотенциала биосистемы у современной человеческой популяции за пределы "безопасной зоны. Например, доля населения Ураины, находящейся в «безопасной» зоне здоровье, составляет около 1% (20 лет назад было 8%). Подобная же ситуация, как мы полагаем, имеет место и в Росcии. Этот же феномен даёт возможность строить научную основу первичной профилактики хронических неинфекционных заболеваний («превентивная реабилитация» - возвращение индивида в «безопасную» зону здоровья). О методе оценки здоро­вья на основе биологической интеграции функций. Авторами этого метода являются проф. Э.Я.Булич и проф. И.В.Муравов [7], пользующиеся авторитетом среди некоторых валеологов. Они утверждают, что "именно интеграция превращает объе­динение частей организма во взаимодействующую организацию, при которой все эти части зависят друг от друга, т. е. находятся в корреляционных взаимо­действиях между собой" [7,с. 81]. "Инструмент и проявление инте­грации — корреляции, связывающие между собой клетки, ткани, органы и системы органов" – пишут далее авторы. Если имеется в виду физиологиче­ская зависимость, то возражений против этого утверждения нет. Но вклады­вать сюда смысл математической корреляции (а именно это делают авторы, судя по дальнейшим их действиям) — недопустимое упрощение. Однако авторы не учитывают этого и обосновывают ис­пользование линейных коэффициентов корреляции как показателей здоровья. Перед этим они утверждают, что есть "ядро" и "периферия" здоровья. К "ядру" они относят сердце, аппарат дыхания и газообмена, кровь, почки, головной мозг и эндокринную систему. "Периферия" здоровья включает в себя двигательную функцию вместе с опорно-двигательным и вестибулярным аппаратами, все анализаторные (зрение, слух и пр.), а также высшие функции ЦНС, утрата ко­торых не нарушает кровообращение и дыхание. Оставим это утверждение, противоречащее принципу холизма при рассмотрении проблемы индивидуального здоровья, без дальнейшего обсуждения, а представим конкретную методику теста МКК (мышечно-кардиальной корреляции). Суть его заключается в прове­дении пробы с 20 приседаниями, выполняемой за наиболее короткое время. Для молодых и физически подготовленных людей это время может составить 16-18 с, а для лиц старшего возраста — увеличиваться во много раз (до 3-5 мин и более). Для ослабленных людей приседания могут быть заменены седами на стул. Регистрируются три пары показателей: 1) исходная ЧСС (за 10 с) и возраст исследуемого; 2) ЧСС в первые 10 с восстановительного периода и его длительность в с; 3) время выполнения нагрузки в с и процент учащения сердечных сокраще­ний. По этим трем парам рассчитывают линейные коэффициенты их корреляции. Кста­ти, как утверждают авторы, — "по известной формуле", которая выгля­дит так: где х — значение признака Х,у — значение признака Y, N — количество пар. Признак Х представлен левыми частями вышеописанных пар, Y — правыми их частями, а количество пар (N) равно трем. Как видим, формула «весьма известна», и в ней объедены три парных линейных ко­эффициентов в один усредненный показатель. По мнению специалистов-математиков, самое недопустимое, с математической точки зрения, здесь то, что от­счеты внутри последовательностей xi и yi неоднородны по своему физическо­му смыслу, т. е. имеют различную размерность; и, как следствие, сумма Σiyi бессмысленна, т. к. означает суммирование: "возраст в годах + длительность восстановления ЧСС в секундах + процент учащения ЧСС"; аналогично бессмысленна и сумма Σixi. Тем не менее, каким-то образом авторы получают «интегральный коэфициент интеграции», которым и характеризуют уровень здоровья. При этом, используется весьма неординарный подход сравнения полученных данных у разных людей: авторы подводят чита­теля к мысли о том, что обычная оценка коэффициента корреляции (по его ве­личине, знаку и достоверности) недостаточна. Нужно оценивать кратность из­менений разности «1 – r». К примеру, если коэффициент парной корреляции между мощностью физической нагрузки и ЧСС как реакции на нее в возрасте 18-29 лет составляет 0,9996, а на седьмой декаде жизни — 0,9834, то это означает, что с постарением связь "ослабела" в 41,5 раза! (1 - 0,9996 = 0,0004; 1 - 0,9834=0,0166; 0,0166: 0,0004 = 41,5). Полагаем, что бесполезно искать здравый смысл в подобных рассуждениях, но отстаивая свою позицию, авторы весьма агрессивно относятся к нашим разработкам. Вот их аргументы: «Назовем лишь два важных факта, которые не укладывались в простую схему "выше аэробные возможности — больше жизнеспособность": во-первых, преимущество женщин, у которых при меньшем энергопотенциале отмечается большая длительность жизни по срав­нению с мужчинами и, во-вторых, тот факт, что мощные аэробные возможно­сти "не срабатывают" у высокотренированных спортсменов, у которых выше не только травматизм, но и заболеваемость, а продолжительность жизни чаще всего меньше, чем у не занимающихся спортом». Неужели авторам неведомо, что мужчины и женщины весьма различаются по некоторым биологическим, в том числе – защитным механизмам? Женщину Природа защитила намного больше, чем мужчину (эстрагены, простагландины и др.), и сравнивать их в обсуждаемом аспекте некорректно. Что касается тезиса о меньшей устойчивости квалифицированных спортсменов, то любому профессионалу ясно, что если бы неспортсмены подвергались воздействию подобных психических и физических нагрузок, то вопрос об их выживании не стоял бы вообще. Заключение. Итак, основыми теоретическими положениями валеологии должны стать следующие: 1. Валеология является метанаукой с несколькими предметами исследования; 2. В соответствии с иерахией системы Человек необходимо выделять духовные, душевные (психические) и соматические (физические аспекты (компоненты) здоровья. «Социальное» здоровье является проявлением всех иерархических уровней системы Человек; 3. Предмет исследования в валеологии – индивидуальное здоровье человека в различных его аспектах; 4. Объект исследования в валеологии – Человек во всём диапазоне его здоровья; 5. В соответствии с технологиями, используемыми для сохранения, укрепления и восстановления здоровья человека, на сегоднящний день валеология обоснованно подразделяется на педагогическую, медицинскую и психовалеологию. 6. Для мониторирования здоровья наиболее информативной и доступной для всех специалистов в валеологии является метод экспресс-оценки уровня здоровья по Г.Л.Апанасенко; 7. Никакие усовершенствования лечебно-диагностического процесса в здравоохранении не способны радикально повлиять на показатели заболеваемости и смертности на постсоветском пространстве. Лишь переход основной части популяции на более высокий уровень аэробного энергообеспечения функций (эффективность деятельности митохондрий) способен решить эту проблему.
ЛИТЕРАТУРА 1. Апанасенко Г.Л. Эволюция биоэнергетики и здоровье человека. СПб., 1992. 2. Апанасенко Г.Л.//Валеология, 2005, 2, с.69-74. 3. Апанасенко Г.Л., Попова Л.А. Медицинская валеология. Киев, Здоровье, 1998, 248 с. 4. Баевский Р.М. Состояния на грани нормы и патологии.-М.- Медицина, 1978, 240 с. 5. Бахтин Ю.К. Здоровье, его компоненты и образующие факторы.-Мат VI конф. валеологов«Здоровье человека -6».-С-Пб,2011,с.8-9 6. Безматерных Э.Л.,Куликов В.П. \\Физиология человека, 1998,-№3,- С.79-85. 7. Булич Э.Я., Муравов И.В. Здоровье человека.-Киев, Олимпийская л-ра, 2003, 424 с. 8. Василенко А.М. \\ Космическая биология и авиакосмическая медицина, 1980,-№ 6, с.3-10. 9. Власов В.В.// Воен.-мед. журнал.,1998, № 2, - С. 47-50 10.Гундаров И.А. Пробуждение… М.- 2001, 349 с. 11.Колбанов В.В. Дальнейшие перспективы развития валеологии.- Мат VI конф. валеологов«Здоровье человека -6».-С-Пб,2011,с.8-9 12. Смирнов И.Н. Здоровье человека как философская проблема.-Вопросы философии.-1985.-№7 №7-С.89-90. 13. Царегородцев Г.И. (ред.). Общество и здоровье человека. М., 1973. 14.Blaire S., Kone H., Paffenberger R. a.o. Physical fitness a. all-cause mortality \\JAMA, 1989,-Vol.17,-№ 7,- Р. 2395-2401. 15. Doll R. Prevention: some future perspectives\\ Prev.med.-1978, №4.-P.486-488 16. Weber P. Was ist gesundheit\\ Terapiewoche, 1982, 32, s. 1333-1348
Категория: Мои статьи | Добавил: sl_play (17.12.2011) | Автор: Апанасенко Геннажий Леонидович E
Просмотров: 5300 | Комментарии: 1 | Теги: здоровье, вадеология, медицина, Апанасенко Г.Л., санология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статьи
[17.12.2011][Мои статьи]
Валеология: ещё раз о теории и практике (1)
[17.12.2011][Мои статьи]
КОНФЛИКТ (0)
[17.12.2011][Мои статьи]
КТО РАНЬШЕ ВЫМРЕТ: БОТСВАНА ИЛИ УКРАИНА? (1)
[17.12.2011][Мои статьи]
Першому заступнику Міністра охорони здоров’я України (4)
[17.12.2011][Мои статьи]
В конкурсную комиссию (2)
[17.12.2011][Мои статьи]
Будут ли работать реформы на здоровье? (2)
[12.01.2012][Мои статьи]
Индивидуальное здоровье: теоретические и практические основы (2)
[10.02.2012][Мои статьи]
Эпидемиология неинфекционных заболеваний: украинский прорыв? (1)
[12.02.2012][Мои статьи]
Аналитические материалы к Гос.программе "здоровье 2020: украинский вымир" (0)
[26.03.2012][Мои статьи]
У истоков валеологии (0)
Форум
  • Валеология и здоровье (0)
  • Архив записей
    [22.11.2017]
    (1)
    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz